Незабудка в легендах и преданиях

Как возник цветок 

Одна из древнегреческих легенд повествует, что слезы Эгле, невесты пастушка Ликаса, вызвали к жизни голубые незабудки. В Греции незабудки называют светло-голубыми глазами пастушки Эгле.

«Ликас и Эгле были самой красивой парочкой из всех пастухов и пастушек Аркадии, а их любовь и верность на побережьях реки Алфея вошли даже в поговорку. Но вот однажды Ликас получает строгое приказание от отца немедленно воротиться домой и вступить в наследство, оставленное ему его умершим дядей. Тогда у бедной Эгле зарождается сомнение: как бы Ликас, разбогатев, не изменил ей и, увлекшись какой-нибудь городской красавицей, об умении которых влюблять в себя так много расска­зывали бывавшие там старые пастухи, не бросил ее? Но она не решается открыть ему свое опасение и предостеречь его, так как боится, как бы недоверчивость не обидела его, а между тем сердце ее разрывается от горя на части...

Настает минута разлуки. Ликас крепко жмет руку Эгле и нежно ее обнимает. Взволнованная до глубины души Эгле не может воздержаться от слез, и несколько крупных капель из ее чудных, светло-синих глаз катятся на лежащую у ее ног траву...

И о чудо! Каждая из этих слез превращается в такой же голубой, как и глаза, из которых она падает, цветок. Это были первые незабудки. Эгле постепенно срывает их и молча передает своему возлюбленному, но Ликасу смысл их ясен и он называет их: «Не забудь меня».

Есть и ещё одна древнегреческая легенда.

Много-много лет тому назад жила-была девочка с прекрасными, как небо, голубыми глазами. Отец с матерью так сильно любили свою дочь, что никак не могли придумать ей подходящего имени. Соседи тоже обожали красивую девочку, ласково называя ее Голубоглазкой.

Рядом, по соседству, жил мальчик с яркими, как пламя, волосами, и звали его Огоньком.

Играли дружно Голубоглазка с Огоньком с утра до вечера, пока не выросли. Расставаясь, голубоглазая девочка каждый раз говорила своему другу: "Не забудь меня". А тот отвечал: "Не забуду я тебя, незабудочка моя!"

Пошел однажды Огонек в лес за дровами, выбрал там сухую осину и ударил по ней топором: "Сухая, славно гореть будет", - решил он.

А топор как отскочит от дерева и прямо ему по ногам. Поморщился он от боли, замахнулся второй раз, а топор снова вырвался из рук и опять его по ногам!

Рассердился Огонек, в третий раз ударил.

- Шалишь... Все равно в огне сгоришь!

Как только он это проговорил, откуда-то сверху донесся скрипучий старческий голос:

- Я-то не сгорю, а вот ты ярким пламенем гореть будеш-ш-шь!

И тут откуда-то налетел обжигающий ветер, и волосы вспыхнули на его голове. Они горели ярким пламенем, брызгая повсюду искрами. И там, куда они попали, в траве вспыхнули огненные цветы.

Тут сверху, разорвав тишину, сорвался одинокий страшный хохот, от которого огоньки задрожали на своих тонких ножках и жалобно зазвенели.

Плакучая ива, которая все видела, так и залилась горючими слезами от жалости к мальчику.

Тем временем Голубоглазка везде искала своего друга, и сердце привело ее к тому месту. Плакучая ива рассказала ей обо всем, что случилось. Голубоглазка горько заплакала, а ива укрыла ее своими мягкими ветвями. Когда та немного успокоилась, она поведала ей одну старую историю.

- Сто лет тому назад жил в лесу один Колдун, и была у него дочь, злее которой никого на свет не было. Ни птицам, ни зверям, ни самому отцу не было от нее покоя. И вот когда она задумала спалить лес, Колдун не выдержал и превратил ее в старую сухую осину, чтобы зла больше никому не делала. И сгнила бы так она всеми забытая, да только топор Огонька разбудил в ней злую силу.

- Что же мне теперь делать? - вскричала в отчаянии Голубоглазка.

- Уходи поскорее отсюда, пока не поздно, - тревожно зашептала Плакучая ива.

- Никуда я не пойду. Я растоплю ее ледяное сердце! - закричала Голубоглазка.

Она хотела поднять с земли топор, но почему-то не смогла даже сдвинуть его с места.

- Отдай мне его, злая разлучница! - вскрикнула Голубоглазка и стала изо всех сил бить кулаками по сухому дереву.

Но старая Осина, затаившись, молчала. Упала тогда Голубоглазка на траву и, поливая слезами землю, до самой ночи умоляла колдунью помочь ей.

В это время выкатилась из-за леса луна и осветила поляну, на которой то там, то здесь вспыхивали яркими фонариками огоньки.

- Угадаешь, какой твой, тогда он вечно будет с тобой, - раздался сверху старческий голос.

Они все мои цветы-огоньки! - закричала Голубоглазка и ударилась головой о сухой ствол осины.

Старая колдунья простонала, будто что-то надломилось в ней, и, едва ворочая сухими ветвями, проскрипела:

- Коли так хочешь, так оставайся с ним навсегда!

И опять налетел обжигающий ветер, и сгорела девочка в ярком пламени, как сгорел ее любимый, только глаза ее голубые на траве остались. На этот раз долго дул пылающий ветер, и злая колдунья не смогла его остановить. Так сама, треща на весь лес, сгорела в ярком пламени.

И сразу стало тихо. Выше поднялась луна и осветила весь лес.

Рядом с огоньками запестрели голубые цветы. С тех пор всегда вместе Огонёк с Голубоглазкой. В полночь, когда лес спит и ярко светит луна, можно услышать едва уловимый шелестящий шепот. Прислушайтесь!

- Не забудь!

- Не забуду никогда, незабудочка моя!

Это цветы переговариваются между собой. Они ведь тоже любят друг друга.

Как появилось название

Однажды богиня цветов Флора спустилась на землю и стала одаривать цветы именами. Всем цветам дала имя, никого не обидела и хотела удалиться, но вдруг услышала за спиной слабый голосок:

- Не забудь меня, Флора! Дай и мне какое-нибудь имя!

Оглянулась Флора - никого не видно. Снова захотела уйти, но голосок повторился:

- Не забудь меня, Флора! Дай мне, пожалуйста, имя! И тут только Флора заметила в разнотравье маленький голубой цветок.

- Хорошо, - сказала богиня, - будь незабудкой. Вместе с именем я наделяю тебя чудесной силой - ты будешь возвращать память тем людям, которые начнут забывать своих близких или свою родину.

Другая легенда по одному варианту говорит, что «незабудкой» назвал это растение сам Господь, так как оно забыло свое первое, данное ему при его создании, имя. Об этом одно немецкое стихотворение рассказывает так:

«Когда Господь однажды сотворил цветы, и все они, следуя Его зову, собрались в своем пестром одеянии и спросили, низко кланяясь, какие будут их имена, то Господь дал каждому из них свое название и приказал хорошенько его запомнить.

Но не успел Господь это сказать, как вернулся один из маленьких цветочков и со слезами на глазах воскликнул: «Господи, в таком большом собрании я забыл свое имя». Тогда, взглянув на него, Господь ласково сказал: «Не забудь меня!».

По другому варианту сообщается следующее: «Когда Господь создал мир и дал название всем творениям, то случайно забыл назвать один маленький цветочек, росший на берегах ручья. Тогда забытый цветочек приблизился к трону Всесильного и просил, и его не забыть в Его любви и также дать ему название. На это любвеобильный Господь отвечал: «Тебя Я не забуду, не забудь ты Меня. Пусть отныне имя твое будет «незабудка».

Пять лепестков незабудки напоминают о пяти чувствах, дарованных человеку, и о пяти ранах Христа. Зеленый стебель и листья "учат, что мы должны надеяться: Бог нас не забудет..." Название цветка незабудки на многих языках имеет один и тот же смысл.

Еще говорят, что незабудка весь мир в себе держит. У нее в самой серединке желтые тычинки - это солнце, а вокруг голубые лепестки - небо. Есть поверье, что ангелы, пролетая над землей, роняют на нее голубые цветы, чтобы люди не забывали о Небе. Оттого эти цветы называют незабудками.

По древним пересказам, юноша, который пылко любил девушку, пошел к болоту, чтобы нарвать для своей любимой букет цветов. Они звали к себе с голубой поляны. Юноша пошел вперед. Как только ступил на голубой ковер, то провалился в воду. Трясина поглотила его. "Не забудь меня!" - были его последние слова. Так появилось название этих цветов - незабудки.

И вот теперь, когда два любящих друг друга сердца расстаются, то на прощанье они дарят друг другу незабудку - этот символ подразумеваемой мысли: «не забудь меня».

Как иллюстрацию к сейчас высказанному пожеланию, одно австрийское сказание сообщает следующее:

«Много лет тому назад пошли жених с невестой погулять по берегу Дуная. Вдруг молодая девушка увидела на краю крутого берега неизвестный ей до того времени прелестный расцветший цветочек и выразила желание достать его. Молодой человек сейчас же нагнулся и сорвал цветочек, но в то время, как он поднимался, нога его как-то скользнула, и он, сорвавшись, упал в реку. Место оказалось глубоким, а помощи никакой.

Напрасно несчастная девушка выбивалась из сил, призывая на помощь, а юноша боролся с течением, стараясь держаться на воде - никто не откликался. Вынырнув еще раз из воды, он успел только крикнуть своей возлюбленной: «Не забудь меня!» и пошел ко дну. Когда же несколько дней спустя, нашли его тело, то в судорожно сжатых пальцах находилось и злополучное растение.

Молодая девушка, горько оплакав, похоронила жениха и на могиле его посадила это растение, которое с тех пор и получило название, составленное из последних слов безвременно погибшего в волнах юноши».

Одно старинное германское предание сообщает по поводу названия этого цветка еще следующее сказание: «Жили-были некогда в одном лесу мальчик с девочкой. Жили они в уединении в самой его глуши, играли постоянно вместе и крепко полюбили друг друга. Когда же они выросли, вдруг мальчик, теперь уже юноша, вздумал пойти посмотреть на мир.

С грустью проводила своего друга детства девушка через высокий буковый лес, мимо печально поникшей головкой фиалки, мимо веселого цветка боярышника на самую его опушку.

Там они увидели вдруг темно-голубой, похожий на большие синие глаза, цветочек, и в горести разлуки каждый из них сорвал по цветку и передал друг другу на память, убеждая помнить друг о друге и срывать его каждый раз, как он им встретится, в знак того, что они не забыли друг друга.

И как они обещали, так и исполнили.

Прошли годы, долгие годы. Он все еще не возвращался, а она, состарившись, превратилась уже в старую седую бабушку. Насту­пила опять весна, и вот прежняя девушка, теперь уже старая бабушка, отправилась опять через высокий буковый лес мимо печальной фиалки и веселого боярышника на опушку и вдруг совершенно неожиданно встретилась там с каким-то старичком, таким же седым, как и она.

Они были друг другу незнакомы; но на опушке рос голубой цветочек. Оба они наклонились, чтобы сорвать его, их старые руки встретились, и оба старика, заливаясь слезами, узнали друг друга, узнали, что, несмотря на столько протекших лет, они остались верны друг другу, и что ни тот, ни другая не забыли данного ими обещания. И вот с этих пор наш маленький синий цветочек и получил, как говорят, свое название «незабудки».

Таков целый ряд сказаний о происхождении названия этого прелестного цветка, но скорее всего он получил имя от своего чудного синего цвета, напоминающего цвета небесного свода, тянущегося на бесконечное пространство, среди которого настроенный мистически ум верующего старался всегда отыскать место будущего обитания своей бессмертной души. Ведь не нужно забывать, что в человеке вечно жива мысль о бессмертии, как исполнении величайшего обещания, которое вложено в его сердце Творцом, обещания, исполнения которого он ждет и которое никогда не забывает. Этим-то лучше всего объясняется даже и то интересное обстоятельство, что этот цветок носит у всех христианских народов одно общее название, «незабудки».

О многом другом

Некий путешественник попал в страну лотофагов, питающихся лотосами. Отведав кушанья из листьев растения, он забыл о матери, забыл о родине и прельстился красотами чужой земли. Долго ждала его мать и, отчаявшись, попросила прохожего гусляра отнести сыну букет незабудок. Гусляр согласился. Пришел в восточную страну и увидел путешественника, утопающего в роскоши и богатстве. Тот сидел на персидских коврах, красивая черноокая девушка напевала ему сладкие песни, у ног юноши рычали злые псы, готовые в любую минуту исполнить приказ хозяина, а грозная стража у дверей и за плечами вельможи опекала его благополучие.

Откашлялся гусляр и попросил разрешения исполнить дорожную песню. Запротестовала черноокая, нахмурилась стража, псы зарычали на гусляра, обнажив острые клыки. Но юноша вскинул руку в знак согласия, и гусляр запел. Он запел колыбельную, какую когда-то пела мать у изголовья сына... Так запел, что перед юношей открылись луга и реки, леса и родниковые тропинки. Он вспомнил землю, его породившую, не знал только, в какой стороне находится покинутая им земля.

Со слезами на глазах упросил юноша гусляра указать путь-дорогу на родину, а гусляр вместо ответа протянул ему букетик незабудок, цветы которых были голубыми, как глаза его матери, а пахли они лугами и лесами родного края.

По незабудкам и песням нашел юноша дорогу на родину. Но как ни спешил он, как ни торопился, застал мать уже умирающей. И когда бледные иссохшие руки ее упали на плечи вернувшегося сына, открыла мать голубые глаза и все грехи простила ему за возвращение в отчий дом.

Немецким поверьем является существующий и до сих пор в Штирии суеверный обычай заговаривать при помощи незабудки душевную скорбь.

Если влюбленному юноше, говорится в одном старинном альманахе, почему-либо нельзя жениться на любимой девушке, а между тем любовь эта так сильна, что он не в состоянии ее перенести, то горю этому может помочь незабудка. Ему стоит только вечером, при заходе солнца, в день Иоанна Крестителя, взять локон волос любимой им девушки, какой-нибудь подаренный ею засохший цветок (большею частью, конечно, незабудку) или вообще какую-нибудь подаренную ею на память вещь и, разрыв землю гвоздем от гроба, закопать туда эту вещь, приговаривая:

«Любовь, я держу тебя и зарываю. Удались из моего сердца вместе с верностью и горем».

Обыкновенно любовь, погребенная таким образом, говорит далее этот альманах, проходит быстро и оставляет сердце в покое. Нередко, однако, в лесу на том месте, где она была погребена, вырастает незабудка. Тогда это дурное предзнаменование. Это значит, что любовь была плохо погребена.

По распространенному в южной Германии поверию, незабудки вырастают также на могилах некрещеных детей, как бы напоминая или, лучше сказать, упрекая родителей в том, что они забыли исполнить этот необходимый для всякого человека обряд.

В Англии, как и в некоторых других странах, массовое появление незабудок на местах погребения считается иногда народом за напоминание, присылаемое с того света покойниками. Мисс Пратт в своей статье о битве при Ватерлоо рассказывает, что на другой год после этой битвы незабудки покрыли все поле сражения, особенно на местах пролитой английской крови. Цветы эти, говорит она, как бы желали сказать: «Не забывайте своих верных сынов и братьев, положивших за вас свои головы!»

В немецких народных поверьях незабудка играет роль, приписываемую и многим другим цветам: она даёт возможность получить клад.

Ребенку ли, слуге ли, рыцарю ли случится его найти на дороге, то стоит им только подойти к ближайшей скале и дотронуться до нее найденным им цветком, как она мгновенно разверзается, и их удивленным взорам представляется чудная пещера, вся усыпанная золотом, драгоценными камнями и разными другими сокровищами. И оттуда таинственный голос говорит, что все это можно взять - это собственность обладателя цветка, но нужно не забыть взять самое лучшее, а это и есть сорванная незабудка.

Но жадный до золота человек обыкновенно старается как можно больше набить себе карманы золотом и драгоценностями и, опьяненный неожиданным богатством, выходит, упустив из виду сделанное ему предостережение.

«Смотри, не забудь самого лучшего»,- повторяет ему таинственный голос в минуту выхода его из пещеры. Тут только он вспоминает о сделанном им промахе и, схватившись за голову, спешит вернуться в пещеру. Но уже поздно: скала смыкается, и от входа в пещеру не остается и следа. А между тем последствия этого непослушания, этого невнимания к словам таинственного голоса не замедляют обнаружиться: вместо золота из карманов сыплется сор, а вместо драгоценных камней валятся голыши...

Удивительно поэтично персидское сказание о незабудке, которое повествует, как однажды утром один ангел сидел, плача, у врат рая, откуда он был изгнан за то, что полюбил дочь земли.

Он увидел эту девушку в первый раз на берегу реки, когда она убирала свои чудные волосы незабудками, полюбил ее и не мог более с ней расстаться. И вот теперь, в наказание за то, что он отдал ей свое сердце, он был удален из рая до тех пор, пока эта дочь земли не рассадит незабудки во всех уголках мира.

Задача была нелегкая, но проникнутая сильной любовью девушка согласилась ее исполнить.

И вот в продолжение многих лет, в любую погоду, день и ночь она бродила по земному шару, рассаживая этот милый цветочек.

Когда же задача была исполнена, оба появились снова перед вратами рая и врата пред ними не закрылись: она, хотя и смертная, была принята без смерти. «Так как, - сказал страж обители небесной, - ее любовь была выше желания жить и так как тот, которому она отдалась всей душой, был ангел, а любовь к небесному сохра­няет от порчи земной. Пусть же, - добавил он, - вкусит она сладостей небесных, величайшая из которых самоотверженная любовь».